ФЕДОР ТИРИН

Во светлом во граде в Костянтинове
Жил царь Костянтин Сауйлович.
Отстоял у честной у всеночной у заутрени
На тот на праздничек Благовещенья.
Со восточныя было стороны,
От царя иудейского,
От его силы жидовския
Прилетела калена стрела:
Становилась калена стрела
Супротив красного крылечка,
У правой ноги у царския.
Царь Костянтин Сауйлович
Подымал он калену стрелу,
Прочитал ярлыки скорописные.
И возговорит таково слово:
«Господа вы бояры, гости богатые!
Люди почёстные — христиане православные!
Да кто у нас выберется Супротив царя иудейского, Супротив силы жидовския?» Да никто не выбирается. Старый прячется за малого, А малого за старыми давно не видать. Выходило его чадо милое, Млад человек Федор Тиринов. И возговорит таково слово: «Государь ты мой, батюшко! Царь Костянтин Сауйлович!

 

Дай ты мне свое великое бласловление,
Дай ты мне сбрую ратную
И востро копье булатное.
Дай добра коня неезжалого,
Седелечко новое несиживаное.
Я поеду супротив царя иудейского,
Супротив его силы жидовския».
Царь Костянтин Сауйлович
И возговорит таково слово:
«Ой ты еси, чадо милое!
Млад человек Федор Тирин!
Малым ты малешенек
И разумом тупешенек,
И от роду тебе двенадсять лет!
На боях ты не бывывал,
Кровавых ран не видывал,
На добре коне не сиживал,
Сбруей ратной не владывал!»
Царь Костянтин Сауйлович
Дает свое великое бласловление,
И дает сбрую ратную
И востро копье булатное,
И дает добра коня неезжалого,
И седелечко ново несиживано.
Млад человек Федор Тирин
Он поехал далече во чисты поля
Супротив царя иудейского,
Супротив силы „его жидовския.
Он и бился, рубился двенадсять суточек,
Не пиваючи, не едаючи,
Со добра, коня не слезаючи,
Затопляет его кровь жидовская
По колена и по пояс,
По его груди белые,
 
Млад человек "Федор Тирин
Он ударил во мать во сыру землю
Своим вострым копьем булатным.
И возгбворит таково слово:
«Ой ты еси, мать сыра земля!
Расступися на четыре стороны
И пожри ты кровь жидовскую,
И очисти путь-дорогу
Ко граду к Иерусалиму,
Ко гробу Господнему!»
Расступилася мать сыра земля
На четыре стороны,
Пожирала кровь жидовскую,л
Очищала путь-дорогу
Ко граду к Иерусалиму,
Ко гробу Господнему.
Млад человек Федор Тирин
Приезжает к батюшке на царский двор,
Привязал он коня к столбу белокаменному,

К тому ли кольцу ко серебряному. Входил в батюшкины белокаменные
палаты, И садился он за столы за дубовые, За скатерти за браные, За ества сахарные. И ест он, и прохлажается, Над собою ничего не знает и не ведает. Его родимая матушка, Его жалеючи, Добра коня мйлуючи, Отвязала она от столба белокаменного, От того от кольца от серебряного, Повела коня на синё море.
 
Где не взялся змей огненный,
Об двенадсяти головах,
Об двенадсяти хоботах,
Унес его родимую матушку
За море за синее,
За горы высокие,
За луга за зеленые,
За леса за тёмные,
Во те во пещеры белокаменные
Своим детям на съедение.
Приходили его слуги верные,
Младу человеку Федору возвещали:
«Ой ты еси, млад человек Федор Тиринов!
Пьешь ты, прохлажаешься,
Над собой ничего не знаешь и не ведаешь.
Твоя родимая матушка,
Тебя жалеючи,
Добра коня мйлуючи,
Повела коня на синё море.
Где не взялся змей огненный
Об двенадсяти головах,
Об двенадсяти хоботах,
Унес твою родимую матушку
За моря за синие,
За горы высокие,
За луга за зеленые,
За леса за темные!»
Млад человек Федор Тирин
Вставал из-за столов из-за дубовыих,
Из-за скатертей из-за браныих,
Из-за еств из-за сахарныих.
И берет он свою сбрую ратную
И востро копье булатное,
И берет он книгу Евангелье,
 
И пошел он путем и дорогою.
И приходит он ко синю морю,
Становился на крут берег
И возгбворит таково слово:
«Ой ты еси, кит-рыба!
Стань, кит-рыба, поперек синя моря».
Где не взялася кит-рыба,
Становилася поперек синя моря.
Млад человек Федор Тирин
Он пошел по синю морю, яко по суху.
Переходил он синё море,
Пошел он за те за горы за высокие,
За те луга за зеленые,
За те за леса за темные
Во те во пещеры белокаменные.
Он увидел свою родиму матушку
У двенадсяти змиюношев на съедении;
Сосут ее груди белые.
Млад человек Федор Тирин
Он убил змиюношев и приколол,
И взял свою родиму матушку
За ручку за правую,
И посадил на головку на темячко,
И пошел из тех пещер
из белокаменных, И шел он путем и дорогою. И возговорит его родимая матушка: «Ой ты еси, мое чадо милое! Млад человек Федор Тирин! Змей летит, яко гора валит! Топерь мы с тобой погибли! Топерь мы с тобой не воскресли!» Млад человек Федор Тирин Возгбворит таково слово:
 
«Государыня ты моя, матушка!
Мы с тобой не погибнем!
Мы с тобой воскреснем:
С нами сбруя ратная
И востро копье булатное,
И с нами книга Евангелье!»
И налетел змей огненный
На млада человека Федора Тирина;
И млад человек Федор Тирин
Змею огненному головы отбил
И змея огненного в море погрузил.
И пошел с своей с родимой матушкой
По морю, яко по суху.
И возговорит таково слово
Млад человек Федор Тирин:
«Государыня ты моя, матушка!
Федорина Никитишна!
Стоит ли мое похождение
Против твово рождения?»
И возговорит его родима матушка:
«Ой ты еси, мое чадо милое!
Млад человек Федор Тирин!
Твое похождение
Наипаче мово рождения!»
И к тому граду Костянтинову,
И ко свому ко батюшке к родимому.
Царь Костянтин Сауйлович
Увидел своего чаду милого
И с родимой с его с матушкой,
И закричал он слугам верным:
«Ой вы, слуги верные!
Благовестите в колокола благовестные,
Подымайте вы иконы местные
И служите молебны почёстные,
 
И встречайте мово чаду милого
И с его с родимой с матушкой!»
Млад человек Федор Тирин
Возговорит таково слово:
«Ой вы, слуги верные!
Не благовестите в колокола благовёстные,
Не подымайте вы иконы местные,
Не служите молебны почёстные:
А кто первую неделю Великого поста
Будет поститися постом и молитвою,
Смиренством и кротостью,
Да тот будет избавлен от смерти убиения!»
Поем славу Федорову,
Его слава во век не минуется!
И во веки веков, и помилуй нас!

 
« СТРАШНЫЙ СУД   ОБ АРХАНГЕЛЕ МИХАИЛЕ И СТРАШНОМ СУДЕ »

Календарь

Иконы