Два брата Лазаря

Живал себе славен на вольном свету,
Пивал-едал сладко, носил хорошо,
Дорогие одежды богат надевал,
Про милость про Божию богат не давал.
А был у богатого убогий Лазарь,
Он скорбен, болезнен, он весь во гною.
Восползет убогий к богатому на двор,
Воскрикнет убогий громким голосом:
«Милостивый братец, богатый Лазарь?
Ты выслушай, братец, прошенье мое,
Сотвори мне, братец, милостыню,
Про милость про Божью напой, накорми;
Не я тебе, братец, за то заплачу,—
Заплатит богатому Господь с небеси».
Как слышал богатый в своем терему,
Выходил богатый на красно крыльцо,
За ним выходили все рабы его,
За ним выносили все мед и вино.
То чаял богатый гостей к себе в дом,
Чаял: «Мои гостики возлюбленные».
А ижно убогий стоял у крыльца.
Как крикнул богатый громче того:
«Ах ты, смердин, смердин, смердящий ты сын
Да как же ты смеешь к окну подходить?
Да как же ты смеешь братом называть?
У меня брата Лазаря в роду не было,
Такой хворобы слыхом не слыхал.
Есть у меня братия получше тебя,
У кого много злата, больше серебра,
 
Те — и моя братия возлюбленная.
А вон твои братья — два лютые пса,
Теи твои братия получше меня».
Речет же убогий брату своему:
«Милостивый братец, богатый Лазарь!
Напрасно, мой братец, отперся меня,
Напрасно, родимый, от рода своего;
Одна нас с тобой матушка на свет родила,
Один-то нас батюшка вспоил-воскормил,
Неровною долей Господь наделил:
Тебя наделил все богачеством,
Меня наделил все убожеством.
Спохватишься, братец, да не вовремя,
Вспокаешься, родимый мой,—возврату не быть»,
«Да чем же, убогий, ты стал мне грозить,
А я не боюся ничем ничего,
А я не блюдуся никем никого.
Беда ко мне придет — казной откуплюсь,
От вора, разбойника ружьем отобьюсь,
От нищей от братии ворота запру.
Подите, рабы мои, спихните с двора,
Спустите, рабы мои, два лютые пса,
Пускай его псы те терзают всего».
Не стали же псы его ни рвать, ни терзать,
Понюхали псы его, сами прочь пошли.
Святым Духом Лазарь, он сыт пребывал,
Святым Духом Лазарь ничем невредим.
Как начал убогий молитву творить,
Как начал убогий Христа величать:
«Господи, Владыко, Спас милостивый!
Выслушай ты, Господи, молитву мою,
Все молитву мою неправедную.
Сошли мне, Владыко, грозных ангелей
 
По мою по душеньку, по Лазареву.
Как я жил, убогий, на вольном свету,
То-то моя душенька намучилася:
И голода, и холода, всего приняла,
Всякой она скверности навидалася,
Создай мне, Владыко, горчее того!»
И сам Господь выслушал молитву его
Молитву его все праведную;
Ссылает Бог святых ангелей
Тихих и смирных, двух милостивых.
Как святые ангели солетывали,
Вынимали душеньку все Лазареву
Честно и хвально в сахарны уста,
Посадили душеньку-то на пелену,
Понесли они душеньку-то на небеса,
Отдали душеньку к Абрамию в рай.
Будет у богатого почетный пир
Про свою про братию возлюбленную.
Выходил богатый в зелен сад гулять.
Не успел богатый двора перейти,
Не успел богатый в саду погулять,
Не успел богатый чары выкушать,
Придет на богатого люта хворьба,
Вся Божия немочь уродливая:
Подымет богатого вельми высоко,
Ударит богатого о сыру землю.
Отбило у богатого ум и разум:
Не вспомнит богатый жития своего.
Не узрел богатый жены и детей.
Как видит богатый беду над собой,
Взирает богатый-то на небеса.
Как начал богатый молитву творить,
Как начал богатый Христа величать:
«Господи, Владыко, Спас милостивый!
 
Выслушай ты, Господи, молитву мою,
Создай ты мне, Господи, святых ангелей,
Тихих и смирных, двух милостивых.
Как я жил, богатый, на вольном свету,
Много имел злата, больше серебра,
А больше того было цветного платья.
Создай мне, Владыко, получше того».
А сам Господь выслушал молитву его,
Молитву его неправедную.
Ссылает Господь Бог грозных ангелей,
Грозных и страшных, немилостивых.
Как грозные ангели солетывали,
Они грудь у богатого разламывали,
Скипетром душеньку вынимывали,
Вынули душеньку в кровавы уста,
Посадили душеньку на востро копье,
Понесли они душеньку крутя и вертя,
Вкинули душеньку в кипимый огонь.
Молился богатый день до вечера,
Не взможет богатый муки стерпеть,
Взирает богатый из муки на рай.   .
Как видит богатый Абрама в раю,
А возле Абрамия брата Лазаря.
Воскликнул богатый громким голосом:
«Милостивый братец, убогий Лазарь!
Выступи, братец, из раю ты вон,
Ты поди, родимый мой, на сине море,
Помокни ты, братец, мизинный свой перст,
Покропи мне, братец, кровавы уста.
Не дай, сударь братец, в огне исгореть,
Не дай мне, родимый мой, в смоле искипеть».
Речет же убогий брату своему:
«Милостивый братец, богатый Лазарь,
А теперь нам, братец, не своя воля,
 
Как мы жили-были на вольном свету.
Чем же погасишь кипимый огонь?
Где же твое, братец, злато, серебро?»
«Милостивый братец, убогий Лазарь!
Злато мое, серебро землей пожрало,
Все мое имение прахом взялось,
Все мои товарищи разъехалися,
Все друзья-приятели отрекалися,
Рабы мои верные разно все пошли,
 Остался я, братец, один во грехах».
«Милостивый братец, богатый Лазарь!
Помнишь ли ты, братец, помятуешь ли,
Как мы жили-были на вольном свету?
Ты нищую братию на двор не впущал,
Ты босого, нагого не обул, не одел,
От темной от ноченьки ты не укрывал,
С широка подворья ты не провожал,
Пути и дороги ты не указал,
Вдовиц и сирот ты не сберегал,
В тюрьму, в богадельню ты не подавал,
До Божией церкви ты не доходил,
Отца-то духовного ты не почитал,
Меня, брата Лазаря, братом не звал,
Меня, брата Лазаря, в роду не имел».
«Милостивый братец, убогий Лазарь!
Чего ты мне, братец, давно не сказал
Про муку про злую, превечную?
Кабы знал я, ведал, не то бы творил,
Я б нищую братию поил и кормил,
Босого и нагого обул бы, одел,
От темной от ночи всегда б укрывал,
С широка подворья всегда б провожал,
Путь бы я, дорогу всеё б указал.
Вдовиц бы, сирот я в дому сберегал,
В тюрьму, в богадельню всегда в подавал,
До Божией церкви всегда б доходил,
Отца бы духовного всегда уважал,
Тебя, брата Лазаря, братцем называл,
Тебя, брата Лазаря, в роду бы имел,  
«Имел тебя, братец, как душу свою,
Как бы свою душеньку во белом теле».
Спохватился Лазарь, да не вовремя,
Вскаялся богатый,— возврату не быть.
Как с небес ангели солетывали,
Они на землю ликовали,
Убогому Лазарю славу поют.
 
« СТИХ О ГРЕШНОЙ МАТЕРИ   НЕПРОЩАЕМЫЙ ГРЕХ »

Календарь

Иконы